Болгарская православная церковь о соборе на Крите

БОЛГАРСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ О СОБОРЕ НА КРИТЕ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Св. Синода Болгарской Православной Церкви
по Собору на Крите (2016 г.)
и тексту «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром»

Св. Синод на заседании от 15.11. 2016 г., протокол № 22 – в полном составе, рассмотрел текст «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», принятый на состоявшемся в июне сего года на о. Крит, Греция, соборе и принял следующее ОПРЕДЕЛЕНИЕ.

На заседании от 01.06.2016 г., протокол № 12, Св. Синод в полном составе решил предложить отсрочку Великого и Святого собора Православной Церкви, с тем чтобы подготовка к его проведению была продолжена. В противном случае Св. Синод заявил, что БПЦ-БП не будет участвовать в нем.

Впоследствии с подобными предложениями выступили и Священные Синоды других Поместных Православных Церквей – участниц организации Святого и Великого собора Православной Церкви. Организаторы Великого и Святого собора на о. Крит не приняли во внимание данных предложений. Впоследствии о своем неучастии заявили четыре автокефальные Поместные Церкви (в хронологическом порядке): Болгарская Православная Церковь (решение от 1 июня с.г.), Антиохийская Патриархия (решение от 6 июня с.г.), Грузинская Православная Церковь (решение от 10 июня с.г.), Русская Православная Церковь (решение от 13 июня с.г.).

С 16 по 27 июня с.г. в Православной академии на о. Крит, Республика Греция, был проведен запланированный Великий и Святой собор Православной Церкви, но без участия четырех Поместных автокефальных Церквей, а также без участия признанной со стороны БПЦ-БП в качестве автокефальной Американской Православной Церкви (ОСА), чье участие уже с самого начала подготовки собора не было предусмотрено, даже в качестве гостя. На соборе присутствовали представители средств массовой информации и гости из инославных религиозных общностей (римско-католической, англиканской и др.).

Собор, проведенный на о. Крит, голосовал и принял с известными изменениями шесть предсоборных документов, а также свою «Энциклику» и «Послание». 33 из принимавших участие в соборе епископов не подписали документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», а некоторые из неподписавшихся православных архиереев (среди них авторитетные православные богословы) выступили с публичными разъяснениями своей позиции.

Своим письмом, протокол № 798/14.07.2016 г. (входящий номер Синодальной канцелярии 498/20.09.2016 г.), Его Святейшество Вселенский патриарх Варфоломей выслал Св. Синоду БПЦ-БП проголосованные и принятые собором документы. После специализированного перевода, осуществленного авторизованным для данной цели переводчиком, епархиальные митрополиты получили данные документы.

Первый важный вывод заключается в том, что, в сравнении с их предсоборным вариантом, проголосованные и принятые собором на о. Крит документы претерпели определенные, но несущественные и недостаточные для их всеправославного принятия изменения.

I. О документе «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром»

1. В отношении текста пункта 4 можно сказать, что Православная Церковь под «единением всех» всегда понимала соединение или возвращение в ее лоно через Св. Крещение, Св. Миропомазание и Покаяние всех заблудших в стихиях мира сего и отпавших от нее в ересь и раскол, в соответствии с каноническими правилами Церкви. Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь никогда не утрачивала единения в вере и общения в Святом Духе и не может принять утверждения о «восстановлении единства» с «другими христианами», поскольку данное единство существует неизменно в Теле Христовом и само единство и единственность являются сущностными определениями Церкви.

Точно так же Православная Церковь не может воспринять и различные концепции и учения, базируясь на которых инославные обосновывают данное единение. Таковы теории о существовании некоего иллюзорного «единства» всех христианских вероисповеданий, как, например, учение о «невидимой церкви», «теория ветвей», «крещальное богословие» или «равенство деноминаций». Все эти теории могут быть связаны со схоластическим учением о тварной благодати Святого Духа, которое соборно осуждено Святою Церковью. Если принимается данное учение, тогда может быть обосновано и наличие Божией благодати в разных христианских вероисповеданиях, различающейся в разных деноминациях в количественном и качественном отношении.

Согласно данной инославной теории, принимается, что насколько в одной христианской общности совершаются литургические действия, настолько они могут различными способами вызвать благодатную жизнь, которая варьирует в зависимости от состояния каждого вероисповедания. Данная богословская теория утверждает, будто литургические действия могут предоставлять доступ ко спасению христианам соответствующих общностей, к которым они принадлежат. Ввиду этого предполагаемого наличия благодати во всех христианских деноминациях следовало бы прилагать совместные усилия, с тем чтобы была достигнута полнота единства во Христе (ср. Декрет об экуменизме Второго Ватиканского собора).

2. В связи с высказанным и утверждаемым в п. 5 поиском «утраченного единства всех христиан» мы считаем, что это неприемлемо и недопустимо, поскольку Православная Церковь никогда не утрачивала своего внутреннего единства, несмотря на ереси и расколы, представляющие собой отрыв от Тела Церкви, отчего данное Тело не утрачивает своей изначальной онтологической целостности, которая заключается в онтологической неразделенности Христовой Ипостаси.

3. В п. 6, п. 16 и п. 20 признается «историческое наименование» «других, не находящихся в общении с ней, инославных христианских церквей и исповеданий», несмотря на то что в п. 1 документа утверждается другое, а именно, что никакая еретическая или схизматическая общность не может быть названа «церковью». Наличие множества церквей недопустимо, согласно догматам и канонам Православной Церкви. Более того, первоначально в п. 2 принимается за основу, что «Православная Церковь основополагает свое единство на факте ее основания Господом нашим Иисусом Христом и на общении во Святой Троице и таинствах. Это единство выражается в апостольском преемстве и святоотеческом предании, и Церковь доныне живет им».

Добавление выражения «историческое наименование», а также пояснения о том, что инославные исповедания не находятся в общении с Православной Церковью, не отменяет проблематичности и погрешимости данного текста. В пассаже, указанном в п. 6 документа, сопоставляются несопоставимые реалии. Разве то, что наименование «Православная» отнесено к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви и является исторически утвержденным наименованием, умаляет его действительность и значение? Любое правильное наименование, возникшее в истории, отражает определенную сущность, существующую реальность. В противном случае оно является понятием без реального объема, просто неким именем без действительного предмета, который бы оно выражало и отражало. Подобное имя без реального предмета является фикцией.

В таком случае соборному документу следовало отметить, что «историческое наименование» «церквей», отнесенное к отклонившимся от Православной Церкви общностям, является фиктивным наименованием, без реального референта в действительности. Если мы не сделаем данной оговорки, тогда историческое наименование «инославные церкви» будет иметь свой реальный исторический референт, к которому оно относится. То есть мы признаем реальное существование других церквей, отличных от Православной, что вступает в явное противоречие с п. 1 и начальными словами п. 6 документа (Церковь Одна и Единственна).

4. Высказанное в п. 12 утверждение о том, что «при проведении богословских диалогов общей целью для всех является окончательное восстановление единства в правой вере и любви», чересчур упрощенно и не выражает исчерпывающе измерений процесса. Единство предполагает единоверие, единомыслие и единодействие по всем догматическим определениям и церковным правилам, утвержденным Вселенскими Соборами, а также по отношению к литургическому преданию и свято-таинственной жизни в Святом Духе. Путь к достижению данного единства лежит через покаяние, исповедание православной веры и Крещение.

5. В п. 20 указывается, что «перспективы проведения богословских диалогов Православной Церкви с остальным христианским миром всегда определяются на основе принципов православной экклезиологии и канонических критериев уже сформировавшейся церковной традиции», но точнее будет заменить выражение «сформировавшейся церковной традиции» на «традиции Православной Церкви».

6. Общее впечатление от данного документа таково: в нем содержится много двусмысленных выражений и терминологических экклезиологических несоответствий. Важно также, что в нем обоснованно и исчерпывающе не подчеркивается основная цель проводимых богословских диалогов с инославными вероисповеданиями, которой является возвращение инославных по каноническому чину в лоно Православной Церкви, а также, сообразно с данной целью, отчетливо не сформулированы главные основоположения и принципы данных диалогов. Вместо этого в п. 16 и след. легитимируется неправительственная организация «Всемирный совет церквей», в которой БПЦ-БП, слава Богу, давно не участвует.

7. В разрез с основной целью, которую мы указали выше в п. 6, в документе (пп. 9, 10, 11, 12, 13, 14 и 15) весьма последовательно и исчерпывающе регламентируется методология проведения различных диалогов.

8. В тексте п. 22 очевидно делается предпосылка о непогрешимости состоявшегося на о. Крит собора и о некритическом отношении к нему, поскольку в данном пункте утверждается, что «сохранение истинной православной веры гарантируется только соборной системой, которая издревле является самым компетентным и достоверным критерием Церкви в вопросах веры и канонического порядка». Но можно было бы указать целые периоды церковной истории, показывающие, что окончательным критерием для утверждаемого на Вселенских Соборах является бдящая догматическая совесть всей православной полноты. Система Вселенских и Всеправославных Соборов не может автоматически или механически обеспечить правильность исповедуемой православными христианами веры.

II. Главный вывод

Проведенный на о. Крит собор не является ни Великим, ни Святым, ни Всеправославным.

1. Как по причине неучастия в нем ряда Поместных автокефальных Церквей, так и из-за допущенных организационных и богословских ошибок. Невзирая на это, мы уважаем и ценим усилия всех организаторов и участников его проведения.

2. Внимательное исследование документов, принятых на соборе на о. Крит, приводит нас к выводу, что некоторые из них содержат несоответствия с православным церковным учением, с догматическим и каноническим преданием Церкви, с духом и буквой Вселенских и Поместных Соборов.

3. Принятые на острове Крит документы подлежат дальнейшему богословскому обсуждению с целью исправления, редактирования, корректирования или замены на другие (новые документы) в духе и предании Церкви.

БПЦ-БП является нераздельной частью, живым членом Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Как часть Тела Христова, как само это Тело на поместной территории Болгарии и болгарских епархий за границей, БПЦ будет продолжать и впредь пребывать в братском евхаристическом, духовном, догматическом и каноническом общении со всеми остальными Поместными Православными Церквами – как с участвовавшими в соборе на о. Крит, так и с не участвовавшими. Церковь не светская организация, а Богочеловеческий организм. Она не подлежит и не должна подлежать в своей соборной жизни влиянию политических и светских интересов и проистекающих из них разделений. Ее Главой является Сам Господь Иисус Христос, Который есть «Путь, и Истина, и Жизнь».

Принципы автокефальности и соборности церковной жизни не только не противоречат друг другу, но и взаимодополняются, проистекают друг из друга и находятся между собой в полном единстве.

Православие.RU

Перевела с болгарского Зинаида Пейкова

Българска Патриаршия


Опубликовано 01.12.2016 | Просмотров: 61 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter