Богооставленность

Богооставленность

Иногда и у тебя, ревностного христианина, кающегося в грехах, через определенное время угасает пламя, раскаленные уголья, превращавшие твое сердце во всесожжение, остывают, вулкан, извергавшийся в тебе, засыпает. Вера твоя бурлила и кипела… А сейчас она остывает, и ты начинаешь колебаться. Ты смущаешься, идешь к своему духовнику и говоришь:

– Я изменился, я не такой, каким был. У меня нет сейчас такого желания, я не хочу вести духовную жизнь. Поэтому и опаздываю в церковь, не прихожу рано, не чувствую многое из того, что переживал раньше.

Ты начинаешь колебаться… Это очень большая тайна, которая – внимай тому, что я скажу, – случается со всеми людьми. Надо быть искренними, заземленными, реальными и знать, что это случается со всеми подвизающимися христианами. Все проходили и пройдут по этому пути.

Когда познаёшь Христа, переживаешь чудо и восхищение. Немного спустя, однако, Христос тебя покидает. В каком смысле тебя покидает? Воспитательно, то есть Он хочет, чтобы ты приложил усилия и собственным трудом и борьбой приобрел это чудо, которое переживал даром. Объясню это на примере, который старец Иосиф Исихаст привел отцу Ефрему.

Они жили на одном из склонов Святой Горы. Однажды они смотрели на море. По нему проплывал какой-то маленький корабль, ветер дул, и корабль двигался беспрепятственно. Старец Иосиф сказал отцу Ефрему:

– Ты видел, как легко движется кораблик, когда есть ветер? Ветер надувает паруса, и корабль плывет по морю. Как это легко, как просто! А что делает моряк? Ничего – он наслаждается путешествием. Но когда ветер стихнет, когда нет благоприятной погоды и легкости путешествия, тогда что делает моряк? Он ведь не может сидеть на одном месте: он схватит весла, напряжет мускулы, займет нужное место на корабле и уже не будет наслаждаться, как на лодочной прогулке, а напряжется и приложит усилия, чтобы повести свой корабль туда, куда хочет. Пришло время и тебе взять весла и уже самому подвизаться. Но, опять же, ты не один: тебе Христос дает силу, однако в ту минуту ты вкладываешь всю свою волю, всё сердце, всё произволение, всё свое любочестие, ты вкладываешь себя, показываешь, чего ты реально хочешь, а не только того, что Христос даст тебе.

Приведу тебе пример. Если Господь явится тебе сейчас и Ты увидишь Его, сам того не желая, не потрудившись, не попотев и не борясь, в тебе возникнет спонтанная молитва, и ты будешь молиться всё время, из глаз будут литься слезы счастья, и радости, и благоговения пред Господом. Это будет очень легко и очень приятно. Знаешь, что это? Это от Божией благодати, это дар от Бога. Это дар, который Бог дает нам, бесплатный дар, даром – ты не делаешь ничего, чтобы получить его. Это не делает тебя хорошим или плохим, это Божий дар, который Бог в неисследимых Своих решениях желает тебе даровать. Он говорит тебе:

– Я хочу показать Тебе Мою любовь, величие, теплоту и светлость!

Знаешь, как чувствует себя человек в этот миг? Конечно, ты переживал это много раз, и тогда ты восклицаешь:

– Как хорошо быть близ Бога! Как легко! Это то, что утешает больше всего!

Одна девушка ощутила это, когда Бог коснулся ее даром, а она ничего для этого не делала, и она потом молилась часами подряд, беспроблемно и легко. Просыпалась ночью и во сне хотела молиться – так хорошо ей было. Пошла она к своему духовнику и сказала:

– Я чувствую себя исключительно хорошо, я летаю, я молюсь, я наслаждаюсь Богом. Жизнь близ Христа так легка!

Он ей ответил:

– Чадо, то, что ты сейчас переживаешь, – от Бога, оно не твое, а Божие, и оно должно стать твоим стяжанием, ты должна это усвоить. Надо сделать его своим опытом. Знаешь, в опыт превращается то, за что мы проливаем кровь. Дай кровь, чтобы получить дух, не так ли?

– Но, батюшка, что вы говорите? Я всегда буду такой, всегда буду молиться. Я чувствую, что жизнь возле Христа прекрасна, приятна, нет искушений, нет трудностей, всё становится легким, я люблю всех людей, прощаю всех!

– Чадо, прославляй Бога! Это подарок, который Он тебе сделал. Однако душа твоя не всегда будет такой. Я хочу тебя подготовить, чтобы ты потом не говорила, мол, «в церкви мне говорили ложь, будто всё в духовной жизни розово, легко и хорошо». Бог дает тебе это.

– Что вы говорите?! Что я однажды потеряю это?

– Не знаю когда, может, и не потеряешь этого, но, конечно, в какой-то момент Бог, опять же по бескрайней любви, захочет, чтобы ты сделала это – чтобы ты усвоила это накрепко. А чтобы это произошло, тебе надо будет пройти через много испытаний, боль, труд, слезы, удары.

Может, кто-нибудь спросит: «Хорошо, но значит ли это, что другого решения не существует? Не может ли быть как-то по-другому?»

Нет, другого способа не существует.

Богооставленность

У меня есть очень хороший ладан, как и у тебя есть дома, и ты кадишь им, но если ты его держишь в коробке, он не благоухает. Каким бы хорошим он ни был, каким бы качественным, каким бы ароматным, но если ты его держишь в коробке, он не облагоухает весь дом. Чтобы ладан мог благоухать, его надо положить на уголек, он должен разгореться, расплавиться, и уголечек не должен быть холодным и замерзшим, а раскалившимся, раскрасневшимся.

Ты говоришь себе: “Я не хочу больше молиться”. Не надо бросать. Это час твоей личной борьбы

Кто подвизается, те переживают это и знают это. Это сущность духовной жизни, и человек должен понять это, потому что это очень важно. Когда я говорю «сущность», то имею в виду один основной момент, который человек должен хорошо понять, в противном случае существует риск бросить всё. По сути, это хороший и важный момент на твоем духовном пути, однако ты не чувствуешь, чтобы у тебя всё было хорошо. Ты думаешь, что у тебя всё не так, потому что тебя одолевают слабость, скука, леность, пресыщение, усталость на молитве, и ты говоришь: «Ой, больше не могу, я устал, мне надоело, я не хочу больше молиться; итак, я отказываюсь делать это!» Не надо отказываться. Не надо бросать всё. Это час твоей личной борьбы, это час, в который Бог говорит:

– Ты хочешь заблагоухать? Так надо разгореться, надо испытать боль, тебе надо также испытать и боль…

Я говорю слово «надо», и мне не нравится это постоянное «надо», но здесь нет другого слова. В этом вся тайна.

Одна монахиня в России исключительно сильно верила в Бога, я прочел ее историю в одной духовной книге. После монашеского пострига она вечером уснула и…

«Я уснула верующей, а проснулась неверующей! Утром я проснулась и не верила в Бога! Вера во мне исчезла. Тогда как раньше я переживала такие превосходные вещи, так сильно чувствовала Бога, так долго произносила свою молитву, непрестанную молитву “Господи Иисусе Христе, помилуй мя”, я творила ее всё время и испытывала радость от всего, что делала, а после этого внезапно – хоп! – крылья мои сложились, желание исчезло, и я проснулась неверующей. Почему? Я пошла к своей духовной матери в монастырь и рассказала ей об этом».

Она ей ответила:

– Очень рано напало на тебя это искушение. На других нападает позднее, тебя же сразу стало бороть.

– Почему же со мной это случилось?

Хочешь быть близ Бога? Ты покажешь это своей собственной борьбой

– Чтобы ты показала свою личную волю, свое произволение. Хочешь ли быть близ Бога? Ты покажешь это своей собственной борьбой. Не без труда. То, что у тебя прежде было и чем ты наслаждалась, было без труда, Бог давал тебе это. Легкую и приятную духовную жизнь. Знаешь ли теперь, что такое верить, не чувствуя многих вещей? Вставать и идти в церковь, хотя не чувствуешь сильно Божию благодать, и говорить себе: «Господи, я Тебя не чувствую, не вижу, не ощущаю. Я чувствую холод, чувствую, что душа моя суха, как пустынная земля, как пустыня Сахара. Я не чувствую Тебя, не понимаю Тебя, но верую, что Ты существуешь, и помолюсь. Хотя сердце мое не чувствует умиления, хотя я не чувствую благоговения, но пойду, пойду в церковь, буду читать Евангелие, прочту акафист Пресвятой Богородице, буду подвизаться, подавать милостыню, хотя это не идет у меня изнутри. Почему? Чтобы показать Тебе, что я хочу, хочу поверить и не остановлюсь, буду бороться».

Разумеется, мы будем бороться. Все святые прошли через это, нет святого, который не прошел бы через то, о чем мы говорим, – через такое ощущение в духовной жизни, что Бог тебя как будто бы покидает.

Послушай одну тайну. В тот трудный час, когда ты чувствуешь, что всё и все тебя оставили – и самое трагичное, даже Бог (да, наступают моменты, когда ты чувствуешь, что даже Бог тебя оставил), – в час, когда ты чувствуешь, что искушения тебя одолевают и на тебя накатывает волна сопротивления, противоборства и духовного безаппетития (поверь мне, я не обманываю, потому что говорю это не я, а говорит это Господь, говорят святые, говорит это опыт Церкви, святые апостолы, все это говорят), – в тот час Господь намного ближе к тебе, чем когда-либо. Когда Бог отсутствует, Он присутствует очень сильно в твоем сердце. Однако присутствует не как-то эмоционально, слащаво, с ласками, нежностями и прочим, а очень трезвенно и говорит тебе:

– Я здесь! Но Я хочу, чтобы душа твоя возмужала, возросла, окрепла, чтобы не оставалась ленивой эмоционально и психологически, а окрепла и чтобы ты стал смелым. Кого люблю, тех Я наказываю!

«Наказываю» значит «воспитываю («παιδεύω» – по-гречески «воспитываю»), развиваю, не оставляю их плыть по течению».

Хороший учитель дает ученикам всё более трудные задачи, чтобы сделать их смышлеными, развить их ум. Когда он видит, что они колеблются в поиске решения, он не торопится вмешиваться. Они смотрят ему в глаза и говорят:

– А сейчас? Как тут быть? Задача не получается.

Знаешь, что делает хороший учитель? Он тоже смотрит им в глаза и знаком как бы говорит им:

– А ну-ка поищи-поищи, говорящий, будто у тебя не получается. Вспомни и другое, что тебе известно, вспомни все задачи, которые решал, вспомни опыт, который у тебя есть.

Он не дает ему готовой пищи, не дает готовых решений, а садится и предоставляет ученика самому себе. Я видел это в классах, когда был маленьким, когда нам задавали незнакомые задачи и наступала полная тишина: мы ждали какого-то решения. Мы знали, что учитель знает ответ, но он не говорил его нам, да мы и не хотели, чтобы он говорил:

– Не говорите нам ответ, мы его сами найдем!

Вопрос в том, чтобы ты его нашел. Зачем? Чтобы порадовался и ты. Чтобы и ты стал участником богопознания, и именно это дистанцирование Учителя показывает, как много Он тебя любит и как сильно хочет сделать тебя участником Его тайн. Понимаешь? Другими словами, Бог не хочет оставлять тебя в стороне от Своего знания, не хочет, чтобы ты постоянно оставался младенцем, ребенком, малышом, маленьким пред Ним, а хочет сделать тебя сильным, зрелым, чтобы ты приобрел истинное богопознание. Он говорит тебе:

– Приди, приди, встань, борись, думай, подвизайся, смирись, поищи Меня, позови Меня, и Я приду, чтобы ты Меня нашел. Я хочу, чтобы ты настаивал.

Это великое дело, и если ты это поймешь – и я, и ты, – мы перестанем обвинять Бога. Мы крайне несправедливые христиане, потому что онеправдываем Бога своими словами. Разве ты не несправедлив и я не несправедлив, когда, например, мы всё время говорим, мол, «Бог не добр, Он меня оставил»?

Бог тебя не оставил. В час, когда ты думаешь, что Бог тебя оставил, Он тогда занимается тобой. «Занимается? Но Он меня оставил». Да, тебе кажется, что Он тебя оставил. В этот момент ты так чувствуешь Его заботу – как богооставленность, как отсутствие Бога.

Добрый Бог, смиренный Бог, Святый Бог, однако, не обижается на это и не меняет тактику. Он говорит:

– Ничего, говори что хочешь! Хоть ты Меня и заставляешь испытывать боль, хоть ты снова и распинаешь Меня на Кресте, но по-другому не бывает, Я буду настаивать на этом методе.

Так рождаются святые. Среди искушений. Так возрастают души.

Я говорю это, потому что – может, и с тобой это случалось – кто-нибудь, имея ревность, обращается к Церкви, но немного времени спустя утрачивает воодушевление и говорит:

– Я больше не могу так продолжать, Бог меня сейчас оставил!

Но Бог тебя не оставил. Сейчас Он хочет, чтобы ты подвизался, хочет, чтобы ты настаивал. Опять, снова и снова. В духовной жизни надо иметь большое терпение. Поэтому многие люди и бросают всё.

А Христос что делает? Он уважает это. Он говорит тебе:

– Дитя Мое, если Я приучу тебя к постоянным нежностям, сладостям и подобным заботам, душа твоя никогда не станет зрелой! Никогда! Когда ты получишь удар, тогда смиришься, станешь зрелым, поплачешь, укрепишься и станешь святым.

Все Божии человеки прошли через это. Если вы прочтете житие святого Силуана Афонского, то увидите, сколько искушений у него было! В начале своей духовной жизни он видел Господа, видел Христа живого перед собой, видел, как Он ему является, душа его переменилась, он так сильно обрадовался, и немного спустя это всё исчезло. Но он не просто не чувствовал Господа – он не чувствовал ничего. Шел помолиться, но не мог, – он ничего не чувствовал.

И каково же тут решение? Чтобы ты настаивал. Чтобы ты настаивал и чувствовал себя исключительно на своем месте. Чтобы ты чувствовал себя очень хорошим – ты не плохой.

– Но как же так? Меня душат искушения, злые помыслы, постыдные, лукавые помыслы, пороки, как же «я хорош»? После того, как я не исправляюсь?

Богооставленность

Вопрос не в том, исправляешься ли ты, а в борьбе, которую ведешь. Есть одна замечательная картина, говорит старец Паисий: когда земледелец распахивает ниву, чтобы посеять семя, то если посмотреть сверху, картина эта очень неприятна: раскопанная нива неприглядна, она почернела, на ней комья грязи. А потом он засевает семя. Если кто-нибудь посмотрит с самолета, пролетающего сверху, то скажет: «Эта нива некрасива». Но после этого, однако, она зеленеется и превращается в прекрасный луг, появляются цветы, листья, плоды, и она красуется. А как начиналось всё это? С раскопанной, неприглядной, почерневшей нивы, где видны только комья грязи. Вот и всё.

Ты будешь настаивать, не будешь отчаиваться и отказываться. Надо быть внимательным в этом, потому что многие люди бросили духовную жизнь и расслабились, тогда как это было искушение, которое им надо было знать, как преодолевать.

И снова повторяю: когда ты почувствуешь одиночество, тогда Христос очень близко. Когда почувствуешь себя один, Господь возле тебя, ты не один. Ты просто себя так чувствуешь, так думаешь, но возможно ли это, если мы говорим: «Ты, Существующий повсюду» [«Иже везде Сый»]?

Так что же происходит? Ты не чувствуешь, что Он близко, однако Он близко. И в этот час ты отдашь предпочтение логике духа, Святого Духа, и скажешь: «Хорошо, может, я и чувствую себя так, но что это значит? Значит ли, что это истина? Я чувствую, что я окаянен, – так значит ли это, что я окаянен? Чувствую, что Бога не существует и я Его не чувствую, – так пусть же я Его почувствую!»

Это помыслы, которые вовсе не означают, что это ты. Хоть я и священник, но завтра у меня может быть следующий помысл: «Бога не существует!» И мне пришла бы такая мысль, и я сказал бы: «Может ли быть правдой всё это? А может, всё это ложь?»

Это может случиться с любым человеком. Есть люди, которые задыхаются от своих помыслов, отчаиваются, а некоторые чувствительны, они бросают всё и говорят: «Да ну! Я не могу, я ухожу из Церкви, потому что с тем, что мне приходит в голову, я отправлюсь в ад!»

Нет, ты будешь настаивать, поставишь на первое место разум и скажешь: «Беспокоят меня эти мысли, ну а если беспокоят, значит, они мне не нравятся, значит, они не мои, значит, кто-то другой – искуситель – борет меня в этот миг».

Что я делаю перед искушением? Веду борьбу, сопротивление, настаиваю. А стремиться чувствовать то, чего мы хотим, – ни в коем случае

Так что же я делаю перед искушением? Веду борьбу, сопротивление, настаиваю, снова, снова и снова, а стремиться чувствовать то, чего мы хотим, – это ни в коем случае.

– Ты ходишь в церковь?

– Хожу.

– Подвизаешься?

– Пытаюсь.

– Молишься?

– Да, но не очень чувствую молитву.

– Читаешь акафист Пресвятой Богородице каждый день?

– Я не понимаю слов.

– Но ты его читаешь?

– Да.

– Это ничего, что не понимаешь. Но ты прилагаешь усилие? Молишься, чтобы Бог просветил тебя? Читаешь Евангелие?

Хоть ты и не ощущаешь читаемого… – вникай! Решение не в том, о чем говорят некоторые: «Я буду делать всё это, когда начну это чувствовать. А сейчас – до свидания!»

А когда ты это почувствуешь? А ну скажи мне: когда наступит тот момент, чтобы ты «чувствовал»? Если только ты не имеешь в виду пару раз в год – в Великий пяток и еще в какой-нибудь день, когда ты чувствуешь умиление.

Если ты расчувствовался в Страстную, это не Божие прикосновение. Это сентиментальность

Некоторые думают, что поскольку они в Великую пятницу пошли в церковь, расчувствовались и заплакали, то, значит, это Божие прикосновение к душе. Ты допускаешь ошибку. Это не всегда прикосновение к Богу. Это сентиментальность. Если бы это действительно было прикосновением к Богу, тогда тебе следовало бы переменить свою жизнь. Твоя вера не может существовать только один день в году и ограничиваться растроганностью пару раз в год.

Понимаешь? Ты будешь подвизаться, хотя многого не понимаешь, и говорить: «Господи, молю Тебя: помоги мне преодолеть это! В душе я ощущаю духовную сухость, душевное безаппетитие. Дай мне ревность, дай сильное желание… а не то, что говорит мне ум. То, что говорит Божия логика, что говорит мой духовник».

А духовник тебе говорит:

– Иди причастись в это воскресенье!

Ты, однако, говоришь:

– Я не чувствую этого, я хочу это почувствовать и потом пойти!

Тебе говорят: “Иди причастись!” – а ты в ответ: “Я не чувствую этого, я хочу это почувствовать и потом пойти!” Это ловушка

Это ловушка. Много людей остаются далекими от Святого Причастия, потому что не приступают, если не испытывают чего-нибудь эмоционального: умиления, слез. Другими словами, если у тебя нет подобных ощущений и душевного чувства, тогда ты что, никогда не причастишься? Причастишься. Я поставлю на первое место логику и скажу: «Господи, я не чувствую многого, но верую и исповедую, что Ты – истинный Христос, Сын Бога Живаго. Верую, что это – Тело Твое Святое и это – Честная Твоя Кровь. Я верую в это. Чувствую ли я это? Иногда да, а иногда нет. Но не имеет значения. Я пойду с моей верой». Это и значит вера.

Остался ли ты далеко от Святого Причастия, тогда начнешь борьбу. Ты не будешь доверять собственным помыслам и мыслям – это великая тактика, духовная тайна, которую святые передают нам. Например, в тебя вошла какая-нибудь мысль, будто у тебя что-то не так, будто ты не в порядке, ты недостоин. А ты говори себе: «Что мне сказал духовный наставник? Он сказал, чтобы я, несмотря на то что недостоин, пошел и причастился. Я причащусь, я сделаю это, а не то, что говорят мне мои мысли».

Много людей в нашу эпоху (ты заметил это? – и ты, и я) терзаются помыслами, мыслями, прилепляются к мыслям, которые входят им в голову, но не подвизаются, чтобы выйти из этого болота, и утопают, а потом запутываются душевно, эмоционально: тут примешиваются и среда, и искуситель, и много всего другого, и ты уже конца и края этому найти не можешь. Поэтому Церковь говорит: «Духом Владычним [Властным] утверди мя» (Пс. 50: 14). Чтобы мой дух, мой ум, мой рассудок был властным, чтобы я управлял своими мыслями со здравым смыслом, который дает мне Бог.

Потому что некоторые люди такие чувствительные, и особенно некоторые женщины, которыми овладевают какие-нибудь мысли, и они верят тому, что думают. Прогоняй эти мысли!

Из этой же книги на меня произвело впечатление – ты читал эту книгу? Она исключительно хорошая, мне она очень понравилась, книга отца Ефрема Филофейского «Мой старец Иосиф Исихаст и Пещерник». В скиту святой Анны у них не было помещения, чтобы готовить, и они готовили на улице, под навесом. Они клали несколько бревен, чтобы укрыться от ветра, который дул так сильно, что опрокидывал кастрюлю и чуть ли не его самого, поскольку он был очень худым. Он рассказывает:

«Однажды, когда дул ветер, кастрюля опрокинулась вместе с крышкой, они покатились вниз, вся еда разлилась, и я побежал вниз в стыде. Где же мне найти еду, где найти кастрюлю, где найти крышку?»

Помысл поколебал его веру и стал говорить ему: «Каков же Бог? В какого Бога ты веришь? И что же делает Бог? Он привел вас сюда наверх и не укрыл, попустил вам ветер, сметающий всё. Где же Его покров и что Он делает? Где Он?» А он отвечал помыслу (и не удивляйся тому, что я тебе скажу): «Замолчи, замолчи и исчезни!» – он сказал это помыслу, потому что понял, что в глубине души не он говорит это, это не его голос, он не может препираться с Богом, потому что говорит: «Боже мой, я люблю Тебя!»

Внутри во мне, однако, что-то появляется, чтобы поколебать меня. Это искушение, это сопротивление искусителя. Природа тоже вмешивается, привычки прошлого, которые не дают мне довериться Богу. Что же мне делать? Да то же, что он и делал. Я скажу: «Убирайся прочь, сгинь! Оставь меня! Я не принимаю эту мысль, не принимаю этот помысл».

– Ты недостоин, у тебя не всё хорошо. А правда ли это, что Бог существует? Откуда ты это знаешь? Да это сказки!

– Какие еще сказки? Исчезни отсюда, сгинь!

Плохое слово, да? Однако он сказал его искушению, в смысле: «Я не принимаю того, что ты говоришь, будто Бог не существует, будто Он мне не помогает. Как же я живу столько лет и как подвизаюсь столько лет? И куда подевались столько чудес, которые я видел от Бога? Разве Бог не существует? Разве я не видел столько чудес? Я что, забыл всё это? Такую помощь, такую благодать, которую ощутил? Такую поддержку от Бога и такие Его вмешательства – разве я забыл всё это?»

Богооставленность

В прошлом ты искал помощи, и Бог давал ее тебе. Он спасает тебя каждый раз. Что же это всё было, ты это забыл?

И с правильными духовными помыслами, не с рационализмом научного типа. Ты понимаешь, что я имею в виду?

В духовной жизни есть несколько маленьких тайн, их не очень много, то есть тебе надо выучить пять вещей в духовной жизни и правильно относиться к ним, знать их и через их призму встречать большинство искушений, – а потом ты уже будешь подвизаться и побеждать. Все мы прошли через это.

Кто-то говорит мне:

– И ты?

– И я. А что?

– А ты что, не веришь круглые сутки?

Да, но приходят такие моменты, когда человек колеблется. Любой человек колеблется. Святые апостолы и те колебались. Святые нашей Церкви встречали трудности, другие утрачивали веру и снова обретали ее. У третьих душа согревалась, охладевала и снова согревалась. Путь каждого – это тайна. Следовательно, что же мы делаем? Мы спрашиваем, что делал один, что делал другой. Мы для того и читаем жития святых, чтобы увидеть, что делали святые апостолы, святые, боровшиеся со всем этим.

Думаю, в Посланиях к Фессалоникийцам и Галатам святой апостол Павел пишет: «Не говорил ли я вам, что вы пройдете через искушения? Я был у вас, и вы парили в облаках и говорили: “Как хорошо”. А как только я ушел, искушения пришли, и вы стали колебаться. Надо привыкнуть к искушениям, не надо смущаться».

Когда у тебя искушения, не надо чувствовать, будто Бог тебя оставил. Тогда Бог любит тебя.

Но ты говоришь:

– Я совершаю грехи через искушения.

– Встанешь! Упал ли ты? Давай, поднимайся!

– Да, но я опять согрешу.

– Согреши снова. Ты встанешь снова.

В конце концов, ты ведь не согрешаешь с удовольствием, не согрешаешь прямо, а борешься. Понимаешь? Другими словами, когда тебе в среду хочется поесть мяса, то ты не съедаешь его сразу. Ты говорил мне, что боролся, подвизался – один час: «Нет! Не стану его есть!» Но в конце концов не выдержал и съел! Кусок куриного мяса.

Хорошо, но ты видел, что ты мне сказал? «Я боролся один час с моим чревоугодием, с моим голодом и в конце концов поддался и поел».

Другой поел сладкого в Страстную пятницу: «Я не выдержал весь день и потом расстроился».

Ну хорошо, и что же теперь делать с тобой Богу? Отрубить тебе голову за то, что ты поел шоколаду? Ты боролся, упал, увидел свою немощь, так смирись же, скажи: «Вот, Господи, это я! Я неисправим, я человек, я немощен!» – и снова приложи усилия!

– Хорошо, но разве Церковь не хочет, чтобы мы были совершенными?

Совершенен только Христос. Мы совершенствуемся, а это значит, что мы постоянно встаем. Совершенствуемся – это не нечто такое, что случилось раз и навсегда. Не будь и таким самолюбивым, чтобы желать быть самим совершенством. Когда ты совершаешь грех, ты не чувствуешь, что это нечто совсем чуждое твоей жизни, – ты грешен, ты понял это, так не надо же иметь высокие представления о себе, смирись, подвизайся, не отчаивайся, не разочаровывайся.

Когда у тебя искушения и ты чувствуешь, что Бог далеко, тогда Он очень близко. Например, если у тебя какая-нибудь финансовая проблема, какая-нибудь трагическая безысходность, и ты говоришь, что ищешь работу и не находишь ее; ребенок твой хочет жениться и не может… Сказать тебе что-то? Это и есть час, в который Бог приходит. Приготовься же, разве ты не слышишь шаги Бога, чадо? Бог идет.

Например, ты принимаешь протеин, но мышцы не образуются от одного принятия протеина, а тебе говорят: «Принял ли ты протеин? А теперь подвизайся, чтобы организм мог усвоить его как следует».

Борьба в духовной жизни не признак того, что мы потерпели неудачу. Это – образ жизни

Борьба в духовной жизни не признак того, что мы потерпели неудачу, что наша жизнь трагична, это – образ жизни. Это наша жизнь: борьба, труд, усилие, испытания, скорби – и во всем этом совершается тайна святости. Так ты станешь святым.

Итак, в заключение: у тебя всё идет очень хорошо. Почему? Или вообще не идет хорошо – а потому и идет очень хорошо. Ты чувствуешь, что ты совершенно окаянен, но поскольку ты близок к Церкви, к Христовым ногам, ты падаешь пред Христом – то поэтому у тебя всё идет хорошо, не волнуйся. Ты будешь бороться, чтобы выкарабкаться из своей греховности. Это, однако, произойдет через препятствия и затруднения, но близ Христа.

Не разочаровывайся же, сколько бы грехов ты ни совершал, не разочаровывайся, какими бы трагичными ни были обстоятельства твоей жизни: найдется решение, конец еще не наступил. Если Бог оставляет тебя жить, значит, Он готовит тебе что-то хорошее, в противном случае Он бы забрал тебя. Если бы ты подготовился к раю, Он бы забрал тебя. Быть живым – вопреки всем искушениям – это значит, что у Бога имеется какой-то мудрый план.

Молюсь, чтобы с легкостью открылось твое сердце, твой ум, и мой, и твой, и всех нас, чтобы мы увидели эти тайны, поняли, зачем проходим через всё это. И в конце поймем великую любовь Бога, и будем воспевать Его и славословить, и будем говорить: «Прославлено буди имя Твое: всё было к лучшему! Ты устроил всё так хорошо: после проблем, трудностей и испытаний Ты пришел укрепить меня, очистить, сделать меня Твоим чадом – сильным, свободным, радостным, раскрепощенным, цельной личностью, чтобы я был достоин войти в рай».

Такие души входят в рай – не больные, скорченные и угрюмые, а души, которые закалились, которые подвизались, которые стали хорошими в руках Бога, иногда заставляющих нас испытать боль, поскольку мы малочувствительны и всё время плачемся. Но что же делать Богу? Он заставляет нас испытать боль.

И я испытываю боль, я не делаюсь учителем. И я прохожу через то же самое, что и ты…

Архимандрит Андрей (Конанос)
Перевела с болгарского Станка Косова

Двери.Бг

Православие.ru


Опубликовано 08.02.2016 | Просмотров: 144 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter