Архимандрит Плакида (Дезей). Откровение Божией любви

Архимандрит Плакида (Дезей). Откровение Божией любви

Песнь Песней и Божественная любовь

В память о старце Ефреме Катунакском

Песнь Песней – это бриллиант Ветхого Завета, и вместе с Евангелием святого Иоанна Богослова она составляет сердцевину Божественного Откровения.

В ней заключено поразительное послание, отличающееся особым дерзновением: Христос, Единородный Сын Божий, прибежище Своей Церкви, Его Пресвятой Матери, олицетворяющей Церковь, есть Любовь, обращенная к каждому из нас, крепкая, могучая и личная, как та, которой горит этот молодой жених к своей возлюбленной невесте. Каждый христианин призван к этому таинству брака с Церковью, единению с ней.

Для Христа и для нас эта любовь есть источник безмерной, неистощимой радости.

Бог ждет от нас любви, подобной той, что имеет молодая девушка к своему возлюбленному, любви, полной свежести первой влюбленности.

Восторженно, с радостью Жених созерцает красоту своей супруги, красоту, которая, в сущности, Его собственное творение, отражение Его сияния, и это такая же восторженная радость, какую ощущает и она, созерцая красоту своего Возлюбленного: «О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! Глаза твои голубиные (Песн. 1: 14)» – «О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен!» (Песн. 1: 15).

Он радуется и ликует от того, что Он с нами, и для нас нет большей радости, чем чувствовать Его нашим собеседником, что мы одно с Ним в протяженной взаимности любви, в дыхании Святого Духа, обожающего нас: «Поднимись, ветер, с севера и принесись с юга, повей на сад мой, – и польются ароматы его!» (Песн. 4: 16).

Любовь в Песни Песней – любовь духовная. Но духовные субстанции не менее реальны, чем осязаемые

Безусловно, в Песни человеческая любовь используется аллегорически и должна быть истолкована духовно. Духовные субстанции, однако, не менее реальны, чем материальные и осязаемые. И любовь не менее истинна, не менее сильна, поскольку красота, которая ее порождает и питает, – духовная красота Иного, а не Его внешняя привлекательность.

Красота Жениха и Невесты в Песни лежат не в телесной плоскости. Песнь приводит их чисто и просто как символ внутренней красоты, красоты той любви, что способна положить саму жизнь для Другого. Это в то же время красота смирения, терпения и сладости…

Для чистого сердца эта любовь, данная ему, должна иметь «глаза, как голуби», она более притягательна, чем телесная красота, и, когда ты вглядываешься в нее, становится источником несказанной радости и восхищения.

Лобзание и проявления нежности в Песни изображают дары, которые Христос влагает во глубину нашего сердца. Они напоминают о залогах верности, принимаемых нами через прикосновение Его Благодати, дающих нам почувствовать и вкусить радостотворных плодов Святого Духа: «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание» (Гал. 5: 22–23). «Запертый сад – сестра моя, невеста, заключенный колодезь, запечатанный источник: рассадники твои – сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами, киперы с нардами» (Песн. 4: 12–13).

Когда мы вглядываемся в Божественное совершенство Христа, нашего Возлюбленного, когда мы ощущаем в наших сердцах сокровенную притягательность и сладость духовных Его даров, переливающихся в нас, нас охватывает радость и счастье совершенно другого порядка, но в то же время также реальные и несомненно более совершенные и глубокие, чем испытывают земные влюбленные.

Эти сокровенные прикосновения Божественной благодати есть свидетельство и выражение бесконечной благости Христа, Который воистину желает, чтобы мы жили Его жизнью, желает, чтобы мы пребывали только с Ним, были одним с Ним Телом, оживотворенным Божественным дыханием, проникнутым общей сущностью в обмене взаимной любви.

Каждое внутреннее движение, которое Дух побуждает в нашей душе, каждое стремление к благу, каждое прекрасное вдохновение, которое мы чувствуем, – свидетельства того, что все это наш Возлюбленный порождает внутри нас из истинной, личной, нежной любви, подобно доброй заботе, с которой земной муж относится к своей жене, но несравненно более возвышенно. «Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня» (Песн. 2: 6).

Христос не ждет от нас послушания холодному, безличному моральному закону, Он ожидает от нас в каждый момент нашей жизни, что мы отречемся от своих воли, пристрастий, желаний, подчинимся Его слову, Его Божественным починам, что мы отвергнемся самих себя с доверием, что бы нам ни выпало, поскольку мы любим Его, предпочитаем Его всему, поскольку при всех обстоятельствах мы хотим показать Ему нашу любовь как взаимность. Любовь, которая может быть выражена нашими словами, молитвой и делами, даже безмолвием, с полным доверием и самоотречением ради Него.

Песнь Песней и Божественное откровение

Любовь Христова к каждому из нас абсолютно непоколебима и совершенна. Наше общение с Ним не прервется, разве только мы сознательно перестанем следовать Его воле и прервем общение с Его Духом. Лишь наша собственная воля может поставить преграду или построить стену между Ним и нами. Христос смотрит на нас с той же любовью, но с грустью из-за того, что надежды не оправдались, – так смотрел Он на Петра после его предательства: «Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: “прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды”. И, выйдя вон, горько заплакал» (Лк. 22: 61–62).

После каждой ошибки, какой бы серьезной она ни была, после каждого момента холодности мы должны возвращаться к Нему – с сокрушенным сердцем, но с абсолютной убежденностью, полной уверенностью в том, что Он не только простит нас, но что Его любовь к нам неизмерима: «Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его» (Песн. 3: 2). И даже если мы все еще на стране далече, Он увидит нас и исполнится сострадания. Он прибежит и обнимет нас крепко, облобызает нас, как сделал отец со своим блудным сыном (см.: Лк. 15: 20).

Если мы вернемся к Нему с сознанием своей немощи, если исповедаем грех, совершенно падшие духом, но являющие Ему наше полное доверие и ожидающие всех благ от Него, Он возрадуется великой радостью о нас более, чем о девяносто девяти овцах, которым не грозила погибель (ср.: Лк. 15: 7). И мы снова обретем свет, любовь и тесное общение с Ним.

Это близкое общение со Христом может стать ощутимым в большей или меньшей степени для наших духовных чувств. Это не очень важно и скорее зависит от Христовой благодати. Наши физические чувства не могут уловить даже малейшей вещи из духовных реалий. И если мы попытаемся, то определенно придем к прелести. Духовная чувствительность есть плод преображения нашей жизни Духом Святым. И то, что Дух дает нам почувствовать, когда Он начинает делать Свое присутствие ощутимым, – это чувство покаяния, раскаяния в сердце и способность верить в то, что Бог говорит нам, верить слову, заключенному в Святом Писании и проходящему через Его Церковь.

Наши «духовные ощущения» – это, по сути, вера более живая, более усердная, взращенная в любви к ближнему

Только такая вера в Бога позволяет нам видеть, что Бог явил нам Свое существование, что Он свободно решил привлечь нас и что Он действует в нашей жизни. Наши «духовные ощущения» – это, по сути, вера более живая, более усердная, по мере возрастания в любви к ближнему.

Итак, прежде всего мы должны строить нашу духовную жизнь на вере в слово Божие. Ведь Он сказал – и где лучше, чем в Песни Песней, – и мы знаем, что Он любит нас, что Он хочет быть с нами постоянно, и Он слышит не только то, что мы говорим, но каждое движение нашего сердца, как оживляет его Святой Дух: «Глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве; щеки его – цветник ароматный, гряды благовонных растений» (Песн. 5: 12–13). «Господи! Ты слышишь желания смиренных; укрепи сердце их; открой ухо Твое» (Пс. 9: 38).

Итак, эта вера в то, что Бог открыл нам о намерениях Своего сердца, есть самое главное из наших духовных переживаний. Это дает нам познать с большой достоверностью духовные реалии, которые, как и следовало ожидать, недоступны для естественного познания и чувств, но которые Бог пожелал открыть нам.

Песнь Песней – это слово Божие, откровение о Его замыслах о нас. Это величественное откровение, проходящее через всю Библию, находит свое завершение в словах Христа, Который в Евангелии от Иоанна говорит, что Отец любит нас и любит Своего Сына и что, любя Сына, мы любим Отца, сподвигаемые на это в нашей глубине сердечной Духом Святым.

Архимандрит Плакида (Дезей)
Перевел с английского Василий Томачинский

Православие.ru


Опубликовано 31.01.2018 | Просмотров: 254 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter