«Андрей Карлов звонил мне из бронепоезда Ким Чен Ира»

«Андрей Карлов звонил мне из бронепоезда Ким Чен Ира»

Потом Ким Чен Ир сказал послу: «Почему вы раньше не предложили мне построить православный храм в Пхеньяне?» Карлов ответил: «Это было бы вмешательство во внутренние дела страны». На что Ким Чен Ир возразил: «Посол, это было бы не вмешательство, а хороший совет». Об убитом вчера в Турции российском после Андрее Карлове и о том, как он содействовал строительству православного храма в Северной Корее, вспоминает протоиерей Николай Балашов, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, настоятель храма Воскресения Словущего на Успенском вражке в Москве, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

Протоиерей Николай Балашов

Протоиерей Николай Балашов

Мое знакомство с Андреем Геннадьевичем Карловым началось, если не ошибаюсь, в 2002 году с его телефонного звонка. Андрей Геннадьевич был тогда послом России в Северной Корее и звонил мне по мобильному телефону из бронепоезда Ким Чен Ира, в котором он сопровождал северокорейского лидера в его поездке по России. В Хабаровске Ким Чен Ир неожиданно посетил православный храм, и в ходе последующей поездки высказал послу мысль о том, что и в Пхеньяне надо построить подобный.

Андрей Геннадьевич мне с большим интересом и определенным волнением в голосе рассказывал, насколько неожиданными для него оказались как посещение храма, так и последующая беседа в поезде, который продолжал свое движение на запад. Руководитель КНДР собрал своих помощников и сказал им: «Смотрите на русский пейзаж – как много церквей на пути нашего следования – это говорит о том, как важна Православная Церковь для России, ее истории и культуры. Если вы хотите научиться понимать Россию, вы должны понять, что такое Православная Церковь».

Потом он сказал послу: «Почему вы раньше не предложили мне построить православный храм в Пхеньяне?» Карлов ответил: «Это было бы вмешательство во внутренние дела страны». На что Ким Чен Ир возразил: «Посол, это было бы не вмешательство, а хороший совет».

Вот так началась история строительства храма Святой Троицы в столице одного из наиболее атеистических государств мира. Посол принимал в реализации этого проекта большое личное и неравнодушное участие. Летом 2006 года состоялось освящение храма, которое возглавил митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, председатель Отдела внешних церковных связей, – нынешний Святейший Патриарх.

В новоосвященном храме состоялось рукоположение двух первых северокорейских православных священников. В этом же храме в те дни венчались Андрей Геннадьевич Карлов и его супруга Марина Михайловна. Я принимал участие в этом трогательном и волнующем событии. Венчание совершил митрополит Кирилл.

«Андрей Карлов звонил мне из бронепоезда Ким Чен Ира»

Венчание Андрей Геннадьевича с Мариной Михайловной в Троицком храме в Пхеньяне. Фото: Фейсбук протоиерея Николая Балашова

На венчание тогда был приглашен весь не очень многочисленный в Пхеньяне дипломатический корпус. Это было большое событие, в центре которого было что-то глубоко личное, очень значимое для посла, занятого дипломатической деятельностью в стране, казалось бы, не очень дружелюбной по отношению к проявлениям человеческой религиозности.

Я думаю, что это был довольно смелый шаг с его стороны – так отчетливо позиционировать себя как верующего человека, православного христианина, не задаваясь вопросом, насколько это будет понято его другими коллегами и дипломатами страны пребывания, перед которыми он представляет Россию. Мне кажется, это событие вызвало большой отклик в сердцах всех, кто собрался тогда в новеньком, только что освященном храме Святой Троицы.

В том, что храм был построен, что в нем доныне регулярно совершаются православные богослужения, большая личная заслуга Андрея Геннадьевича Карлова.

Свято-Троицкий храм в Пхеньяне. Фото: vladivostok-eparhia.ru/

Свято-Троицкий храм в Пхеньяне. Фото: vladivostok-eparhia.ru

И в последующее время, пока Андрей Геннадьевич оставался послом в Пхеньяне, он проявлял трогательную заботу о храме, о его дальнейшем украшении и о том, чтобы на богослужениях присутствовали весьма немногочисленные в столице Северной Кореи православные верующие. Главным образом, это и были сам посол, сотрудники посольства, также он приглашал туда дипломатов из других православных стран, которые аккредитованы в Корейской Народной Демократической Республике, приводил туда делегации из России, которые посещали Пхеньян.

В последующие годы, вернувшись из командировки в КНДР, Андрей Геннадьевич был директором консульского департамента МИДа. Мы продолжали сотрудничать и в это время. Он всегда проявлял большую находчивость и отзывчивость в решении, в том числе, иногда возникающих трудностей и в разрешении каких-то нестандартных ситуаций.

Потом он был назначен послом в Турцию, и в эти годы также продолжалось наше сотрудничество. Как и в других местах своей службы, он проявлял заботу о духовных нуждах наших соотечественников, обращал внимание не только представителей нашей Церкви, но и Святейшего Константинопольского Патриарха Варфоломея на необходимость позаботиться о духовном окормлении православных россиян, проживающих в Турции.

На встрече Святейшего Патриарха с российскими соотечественниками в Турции. Фото: Фейсбук протоиерея Николая Балашова

На встрече Святейшего Патриарха с российскими соотечественниками в Турции. Фото: Фейсбук протоиерея Николая Балашова

В марте 2014 года состоялась последняя, думаю, встреча Святейшего Патриарха Кирилла с Андреем Геннадьевичем, к которому предстоятель Русской Церкви относился с большим уважением и любовью. Тогда наш Патриарх приезжал на собрание глав и представителей православных церквей в Стамбуле, которое было инициировано Святейшим Патриархом Константинопольским Варфоломеем. И в те дни Андрей Геннадьевич организовал встречу российских соотечественников с Патриархом. Это был очень заинтересованный разговор, в том числе, и о сохранении русского исторического и культурного наследия в Турции.

Я хорошо знаю, что у него были планы посодействовать созданию храма для русских и в столице Турецкой Республики, но нельзя забывать, что это каноническая территория Константинопольской Православной Церкви, и процесс согласования с нею оказался едва ли не более сложным, чем строительство храма в Пхеньяне.

На встрече Святейшего Патриарха с российскими соотечественниками в Турции. Фото: Фейсбук протоиерея Николая Балашова

На встрече Святейшего Патриарха с российскими соотечественниками в Турции. Фото: Фейсбук протоиерея Николая Балашова

Большая утрата – гибель этого выдающегося дипломата, доброго и отзывчивого человека, хорошего друга и верующего православного христианина, который никогда не забывал о том, что как посол России он должен заботиться и о духовных нуждах своих соотечественников в разных странах мира.

Оксана Головко

Православие и мир


Опубликовано 23.12.2016 | Просмотров: 110 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter