Аббат Майкл (Вуд): Православие – это прошлое и будущее Европы

Об истории православного западного литургического обряда и перспективах возвращения Православия в страны Европы и Великобританию корреспонденту порталаПравославие.Ru рассказывает благочинный православных приходов западного обряда вВеликобритании, богослов и литургист аббат Майкл (Вуд), священник Русской Зарубежной Церкви Московского Патриархата (РПЦЗ).

– Отец Михаил, вы были англиканином. Как получилось, что вы перешли в Православие?

– Я родился и вырос в Церкви Англии (Англиканская церковь). В 1970-х годах я некоторое время жил в США. Это было как раз тогда, когда тамошние англикане решили рукополагать женщин. Выражая свое отношение к подобным нововведениям, многие из нас объединились в новое церковное сообщество, которое получило название Continuing Anglican Church (Продолжающаяся Англиканская Церковь. – Прим.ред.) Через несколько лет я заметил, как эта церковь начала дробиться, и для меня стало очевидно, что это не Церковь. В детстве я воспитывался в строгой, консервативной части Англиканской церкви и был научен почти всему тому, чему учит Православие. И я начал искать ту Церковь, в которой сохранялось бы апостольское учение и учение Отцов Церкви. Изначально я пришел в Антиохийскую Православную Церковь, но вскоре перешел в РПЦЗ. К тому времени я уже принял монашеский постриг и продолжил свой путь в Православии как монах-отшельник, живя в своей келье на горе.

– Как вы думаете, что европейцы могут найти для себя в Православии? И чем Православие может быть полезно для Европы?

Европейцы нуждаются в ясном и четком знании истории Церкви с апостольских времен

– Мы надеемся, что европейцы могут найти в Православии истинную веру, сохраняющую то, чему учил Христос и апостолы. Мы, православные, не можем винить католиков и протестантов за их основные заблуждения, потому что они воспитывались в них с детства, и поэтому убеждены, что их воззрения являются истинными. Наше дело заключается в распространении апостольской веры. Мы можем начать хотя бы с того, чтобы показать им полную Библию, а не тот сокращенный вариант, который использует большинство протестантов. Мы должны сделать труды Отцов Церкви широко известными, издавая недорогие, доступные любому книги со святоотеческими творениями на английском, французском, итальянском и немецком языках. Это откроет жителям Европы ту полноту веры, которой учил Христос. Они нуждаются в ясном и четком знании истории Церкви с апостольских времен.

Но это учительство подходит для тех, кто уже считает себя христианами. К сожалению, правда заключается в том, что многие европейцы живут уже в постхристианском мире, поэтому ничего не знают о христианском учении. И как донести до них свет веры – неизвестно. Этих людей сейчас подавляющее большинство, и мы должны разработать такие средства, чтобы и они могли быть просвещены.

На мой взгляд, Патриарх Кирилл имеет прекрасную возможность стать знаменосцем Православия в Западной Европе. Только он может вернуть истинное христианство в Европу. В глазах европейских обывателей западные церкви запятнали свою репутацию проблемой педофилии среди духовенства. Православная Церковь не страдает этими проблемами и, следовательно, может принести христианство назад. Русская Церковь в странах Северной Европы имеет реальный шанс на повторное преобразование Европы.

Запад может быть западным и при этом православным

Патриарх Кирилл должен иметь полномочного представителя в Западной Европе. Он должен иметь дополнительную резиденцию, возможно, в Лондоне, он должен видеть и слышать, что происходит, должен ощущаться европейцами как присутствующий. Но в европейские страны он должен принести европейское христианство, а не византинизм. Все реальные возможности для изменения ситуации и для того, чтобы стать Патриархом Запада у него есть, если только он и его советники не будут слушать тех, кто пропагандирует только «русскость». Он должен увидеть и понять, что Запад может быть западным и при этом православным. Мы здесь, на Западе, нуждаемся в Святейшем. Мне кажется, что уже пришла пора для Русской Церкви создать группу западных консультантов, чтобы подготовить рехристианизацию Европы.

– Отец Михаил, вы благочинный православных приходов западного обряда в Великобритании. Расскажите об истории этого обряда в вашей стране и о том, каково его значение для Церкви.

– Во-первых, мы должны ясно представлять себе, что такое «западный обряд» в Православии.

Церковь в Британии и Северо-Западной Европе имеет очень древнюю историю. Святой Дорофей Тирский направил апостола от 70-ти Аристовула в качестве епископа в Британию в 37 году нашей эры. Мы знаем, что Аристовул создал первые общины вокруг Бристольского залива на западе Англии. Это говорит о том, что Церковь в Британии древнее, чем Церковь в Греции или Церковь в Риме.

В 397 году нашей эры святой Ниниан основал первый упоминающийся в хрониках монастырь в Вифорне в области Галлоуэй на юге нынешней Шотландии. Христиане очень успешно обращали последователей местной религии друидов. Происходило это в первую очередь потому, что их верования были сходны с христианством. Друиды верили в Святую Троицу, одним из лиц которой был Йезу, который, по их представлениям, должен был посетить Землю. У друидов не было «церкви», но они имели ряд совместножительных общин по всей стране, которые постепенно были превращены в христианские монастыри.

Мы служим православную Литургию столь же древнюю, сколь и Литургия святого Иоанна Златоустого

Церковь на Британских островах заимствовала свою первую Литургию из Эфеса во времена, когда там еще жил святой Иоанн, и развивала ее на протяжении всего первого тысячелетия. Сегодня мы имеем Литургию святого Иоанна Богослова во всей ее полноте. Эта Литургия никогда не использовалась римо-католиками или протестантами после Великого раскола и потому не содержит их заблуждений. Это чисто православная Литургия. Мы служим православную Литургию столь же древнюю, сколь и Литургия святого Иоанна Златоустого.

В Британии с самого начала было много монастырей, а с 450 года появились монастыри, в которых подвизалось более чем тысяча монахов.

Британская Церковь ориентировалась не на Рим или Константинополь, а на Иерусалим. Великий святой, Давид, архиепископ Британии, был рукоположен именно в Иерусалиме, как и его преемники.

В 600 году нашей эры в великом монастыре в Джарроу в северной Англии жил ученый монах по имени Беда. В своих трудах он повествует о том, как святой епископ Венедикт построил часовню в монастыре. По описаниям Беды, святой Венедикт разместил иконы на стенах и на иконостасе перед алтарем. В английском языке такой иконостас называется Rood Screen. Подобные иконостасы до сих пор существуют во многих английских церквях. Таким образом, церкви Британии во второй половине первого тысячелетия мало отличались от первых церквей в России.

Службы проходили с Rood Screen’ом, находящимся между алтарем и прихожанами. Алтарная преграда имела только одну дверь в центре и иконы святых по разные стороны от нее. Над дверью было распятие. Священник носил одежды, которые использовали одновременно на Востоке и на Западе, мог служить вместе с одним или несколькими диаконами и иподиаконами. Сама Литургия, в отличии от восточных и западных чинов послераскольного периода, в те времена не была триумфальной, поскольку вокруг еще были язычники и не все были обращены в христианство. Сегодня вокруг нас находятся неверующие, и мы находимся в том же положении, что и в те времена, поэтому Литургия для нас столь же актуальна, как и тогда.

Что же произошло дальше? Необходимо помнить, что западный обряд не исчез из Православия после Великой схизмы. Он продолжал практиковаться в Константинополе, Иерусалиме и на Афоне еще примерно три сотни лет после раскола. В более близкие нам времена Святейший Синод в России дважды, в 1870 и 1907 годах, давал благословение на использование западного обряда православными людьми в странах Запада. Русская Зарубежная Церковь сохраняет его и по сей день. Антиохийский Патриархат благословил служение по западному обряду в 1958 году и сохраняет его сегодня. Сербская Церковь практикует его во Франции. Мы должны помнить, что со времени Великого раскола пятнадцать православных Патриархов, семь митрополитов, восемь архиепископов и семнадцать епископов благословляли использование западного обряда в Иерусалиме, Константинополе, Польше, Чехословакии, Франции, Соединенных Штатах, Австралии, Канаде и Новой Зеландии. Великий святой Иоанн Шанхайский сам служил по западному обряду в Париже, возглавлял епархию западного обряда и рукоположил епископа западного обряда. Другой русский архиерей, митрополит Антоний (Храповицкий), участвовал в рукоположении епископа западного обряда священномученика Горадза (Павлика) и епископа Досифея (Иванченко), принятого в 1965 году в православный монастырь западного обряда, подчинявшийся Московскому Патриархату.

К сожалению, среди православных есть люди, которым неприятна сама мысль о западном обряде. Многие русофилы или грекофилы, обращенные в Православие, не могут отрешиться от своего англиканского или римо-католического прошлого. Они не без основания полагают, что их бывшие церкви предали их, и резко противятся всему, что, пусть даже отдаленно, напоминает им о прошлом.

Некоторые утверждают, что западный обряд «вносит раскол» в Православие. Почему-то они не вспоминают о том, что Православие практиковало как восточный, так и западный обряды в течение 1300 лет, и что вовсе не Литургия разделила христианскую Церковь. Литургические различия не играли никакой роли в Великом расколе.

Я хочу особо подчеркнуть, что наш западный обряд ничего общего с современным римо-католическим обрядом не имеет.

Я хочу особо подчеркнуть, что наш западный обряд ничего общего с современным римо-католическим обрядом не имеет.

– А отличается ли западнообрядное богослужение от восточного?

– Нет, Литургия западного обряда ничем не отличается от восточного. Мы также употребляем эпиклезу (призывание Духа Святого) и так далее. По существу, это одно и тоже богослужение. Обычно западный обряд несколько короче, но ненамного.

– Каково сейчас положение Православия в Великобритании? Много ли православных в Англии?

– Сейчас в Великобритании православных всех юрисдикций 331 тысяча человек. По расчетам, в ближайшее время их численность вырастет до 7% от общего числа жителей. Большинство из них принадлежит к греческому Православию (надо помнить, что Кипр почти сто лет был частью Британской Империи). И всего около 30–40 тысяч не относятся к Греческой Церкви. Епископ Каллист (Уер) из Вселенского Патриархата – единственный православный епископ-британец. Большинство священников принадлежат Антиохийской Церкви и, конечно, РПЦЗ.

– Каковы отношения между англиканством и Православием в Великобритании?

– Учитывая крайний либерализм, который полностью охватил Англиканскую церковь в последние четыре десятилетия, сейчас почти нет никаких связей у англиканства с Православием, кроме как на низовых уровнях. Однако православные сохраняют теплый диалог с англиканами, что позволило им получить большинство зданий по низкой цене. Многие православные используют бывшие англиканские церкви для совершения богослужений, а также арендуют их не только у Англиканской церкви, но и у методистов.

– На ваш взгляд, каковы сильные и слабые стороны Православия в Великобритании?

Православие существовало в Великобритании тысячу лет. Этот период охватывает две лучших эпохи: кельтскую и англосаксонскую.

– Как ни странно это звучит, я считаю, что сильной стороной Православия является тот факт, что оно остается все еще относительно неизвестным; оно не запятнало себя теми скандалами, с которыми ассоциируются Римско-католическая и Англиканская церкви. Это значит, что когда люди сталкиваются с Православной Церковью, им не надо преодолевать негативные ассоциации. Кроме того, как я уже говорил, Православие существовало в Великобритании тысячу лет. Этот период охватывает две лучших эпохи: кельтскую и англосаксонскую. Когда люди узнают, что святой Колумба является православным, что выдающиеся религиозные памятники архитектуры, такие, как кафедральный собор города Или и монастырь на острове Лидисфарн были основаны православными миссионерами и евангелистами, когда они понимают это, они чувствуют, что Православие – это их основа. Британское христианство вышло из православной колыбели: его матерями были аббатисы Хильда и Бригитта, его учителями были Кутберт и Айдан, во время нашествия датчан и норманнов оно пролило свою кровь. Очень важно понять все это.

Слабость Православия, скорее всего, заключается в отсутствии интереса к миссии. В некоторых юрисдикциях здесь никогда не прекращали служение почти исключительно этнические группы. Другие же были перегружены огромным числом новых иммигрантов, прибывших в страну за последние двадцать лет. Как всегда, нам не хватает священников: многие из них отдают все свое время, чтобы помочь русским, румынам, грекам и так далее. По этой причине они не могут достучаться до местного населения, у них просто нет времени.

Есть еще одна проблема, которая существует, на мой взгляд. Византийская Литургия для многих англичан не является своей из-за ее пышности, из-за того, что они называют «floweryness» (Цветистость. – Прим.ред.). Мы внутренне настроены на более строгие формы поклонения. Хотя во многих случаях это может быть смягчено английским языком богослужения, мне кажется, что в Англии есть веские основания для использования древних западных литургий, если мы хотим привлечь широкие слои населения, а не только людей с университетским образованием, людей среднего класса, склонных к восприятию славянской гармонии.

– Есть ли будущее у Православия в Европе? И как может помочь западный обряд в укреплении позиций Православия в Великобритании и в Европе в целом?

– Да, на мой взгляд, есть большое будущее у Православия в Западной и Северной Европе. Мир не может жить без Христа. Однако нам следует серьезно задуматься о том, что было сделано Православием ранее и развивать это. Нам нужно больше богослужений на английском языке (это позорно, что есть только одна Литургия на английском языке в центре Лондона и что в церкви канадский священник), но и не только это. Нужно больше западнообрядных богослужений, потому что во многих случаях и во многих местах одного английского языка явно недостаточно. Мы должны обращаться к людям на местах. Это именно то, что делали апостолы. Я нечасто ссылаюсь на Тиллиха (Пауль Тиллих, протестантский теолог и философ. – Прим.ред.), но нам нужно принимать «большее участие в ситуации». А ситуация такова, что даже сейчас, спустя почти тысячу лет, в Англии, благодаря ее истории и любви к ней людей, сохраняются остатки не-византийского Православия. Нам нужно оживить это и работать, если мы хотим по-настоящему преуспеть в этом благом деле.

С аббатом Майклом (Вудом)
беседовал Виктор Щедрин

Православие.ru


Опубликовано 12.11.2014 | Просмотров: 241 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter