96-й день Великой Отечественной. Ленинград выстоял

96-й день Великой Отечественной. Ленинград выстоял

О подлинной дате начала блокады

25 сентября 1941 года немецко-фашистские войска были остановлены под Ленинградом, точнее – под тем городом Петербургом, который «фюрер решил стереть с лица земли». По мнению ряда историков именно этот день, а не 8 сентября следовало бы считать подлинным началом Ленинградской блокады – крестного пути сотен тысяч петербуржцев и воинов Советской Армии. Этой дате посвящен материал известного историка блокады, ветерана Великой Отечественной Войны Михаила Ивановича Фролова.

***

25 сентября 1941 года на 96-й день войны, командующий немецкой группой армий «Север» фельдмаршал фон Лееб доложил штабу Верховного командования вермахта (ОКВ), что он имеющимися силами не может продолжать наступление на Ленинград. Впервые в истории Второй мировой войны именно под Ленинградом была окончательно остановлена крупная группировка немецких войск. Немецкие и финские войска перешли к обороне по всему фронту вокруг Ленинграда. Рухнула важнейшая из ближайших оперативно-стратегических задач «плана Барбаросса».

Однако в последние годы наблюдаются тревожные симптомы искажения исторической правды в угоду сиюминутной конъюнктуры. Одной из подобных попыток переписать историю героической Ленинградской эпопеи является утверждение, что Гитлер не пытался захватить Ленинград, что немецкие войска не вступили в город не из-за самоотверженного сопротивления Красной армии, его защитников, а по приказу Гитлера не брать город.

Воссоздавая картинку того, что было и как это было, без «белых пятен» прошлого и измышлений, особенно свойственных современным СМИ, мы попытались взглянуть на эту проблему глазами немецких историков и мемуаристов, бывших генералов вермахта, документов, хранящихся в архивах ФРГ, показать и прокомментировать видение «феномена Ленинграда» с той стороны.

Отметим, что сегодня не найдется, пожалуй, ни одного немецкого историка, который бы отрицал страстное желание Гитлера овладеть Ленинградом в минимально короткие сроки. Все они единодушны в том, что в плане ведения войны против СССР военно-политическое руководство Германии особое место отводило захвату Ленинграда, учитывая его значение как крупного политического, экономического и военно-стратегического центра СССР.

Дискуссии идут по другому вопросу: когда и почему Гитлер был вынужден отказаться от овладения Ленинградом, и решился задушить ленинградцев голодом.

Как известно, в соответствии с планом «Барбаросса» войска немецких армий были сосредоточены в трех группировках: группа армий «Север», группа армий «Центр» и группа армий «Юг». Группа армий «Север» должна была, наступая из Восточной Пруссии, во взаимодействии с группой армий «Центр» уничтожить советские войска, сражавшиеся в Прибалтике. «Лишь после обеспечения этой неотложной задачи, которая должна завершиться захватом Ленинграда и Кронштадта, – говорится в директиве, – следует продолжать наступательные операции по овладению важнейшим центром коммуникаций и оборонной промышленности – Москвой».

Обращаем внимание читателей на три обстоятельства. Во-первых, в директиве речь идет не о принуждении к капитуляции, не об окружении, не о блокаде, а ясно и недвусмысленно говорится о захвате Ленинграда. Во-вторых, взятие Ленинграда определяется как неотложная, то есть первейшая задача, от решения которой во многом зависел ход и исход войны против СССР. И, в-третьих, фашисты намеревались взять Москву лишь после того, как падет Ленинград.

Из протокола совещания ОКВ: «…фюрер в общем и целом с операциями согласен. При детальной разработке иметь в виду главную цель: овладеть Прибалтикой и Ленинградом»

Подчеркнем, что эта цель войны определена в плане «Барбаросса» по настоянию Гитлера. Фюрер неоднократно подчеркивал необходимость взятия Ленинграда в первую очередь. В протоколе совещания Верховного командования вермахта 3 февраля 1941 года по поводу плана «Барбаросса» указывается: «…фюрер в общем и целом с операциями согласен. При детальной разработке иметь в виду главную цель: овладеть Прибалтикой и Ленинградом». 14 июня 1941 года, то есть непосредственно перед нападением на СССР, Гитлер вновь назвал взятие Ленинграда «одной из решающих оперативных целей войны».

Особое стремление Гитлера овладеть Ленинградом отмечали и немецкие генералы, причастные к подготовке к нападению на Советский Союз и его осуществлению. Так, Ф. Паулюс, которому было поручено свести все планы воедино и учесть замечания фюрера, писал впоследствии о намерениях и целях военно-политического руководства Германии в начале кампании 1941года: «Особое значение в планах ОКВ придавалось взятию Москвы. Однако взятию Москвы должно было предшествовать взятие Ленинграда. Взятие Ленинграда преследовало несколько военных целей: ликвидация основных баз русского Балтийского флота, вывода из строя военной промышленности этого города, и ликвидация Ленинграда как пункта сосредоточения для контрнаступления против немецких войск, наступающих на Москву».

В составе немецкой группировки под Ленинградом имелось 42 дивизии, общей численностью около 725 тыс. солдат и офицеров, более 13 тыс. орудий и минометов, не менее 1500 танков

Для быстрого достижения поставленной оперативно-стратегической задачи группа армий «Север» имела в своем составе 4-ю танковую группу, 16-ю и 18-ю армии. Её действия поддерживал 1-й воздушный флот. Нередко, особенно в СМИ, можно встретить рассуждения, что якобы численный состав группы армий «Север» был значительно меньшим, чем групп армий «Центр» и «Юг», что якобы явно опровергает утверждение о намерении немцев взять Ленинград в первую очередь. Но эти суждения не учитывают, что по левому флангу нашего Северо-Западного фронта, прикрывающего ленинградское направление, удар намечался не группой армий «Север», а соединениями 3-й танковой группы и 9-й полевой армии из группы «Центр». Таким образом, в составе группировки, направленной против войск Особого Прибалтийского военного округа имелось 42 дивизии, в том числе 7 танковых и 6 моторизованных, общей численностью около 725 тыс. солдат и офицеров, более 13 тыс. орудий и минометов, не менее 1500 танков. К тому же, что нередко не учитывается, группа армии «Север» рвалась вперед на более узком участке, чем другие немецкие группы. Отсюда плотность её боевых порядков была почти вдвое больше, чем у других группировок («Центр», «Юг»).

Надо также иметь в виду, что в войне против СССР на стороне Германии участвовала Финляндия. Финской армии планом «Барбаросса» четко определялось ленинградское стратегическое направление. Всего в Финляндии были развернуты 21 дивизия и 3 бригады, в которых насчитывалось более 325 тыс. человек, около 4 тыс. орудий и минометов всех калибров. Их поддерживали с воздуха 5-й воздушный флот Германии (240 самолетов) и финские военно-воздушные силы (307 самолетов).

В обстановке эйфории, вызванной первыми крупными успехами, фюрер заявил 2 июля 1941 года, что война практически выиграна

Бросив на Ленинград огромные силы, германское командование рассчитывало в минимально короткие сроки овладеть городом. Эта уверенность была так велика, что Гитлер даже заявил, что «через три недели мы будет в Петербурге». В обстановке эйфории, вызванной первыми крупными успехами, фюрер заявил 2 июля 1941 года, что война практически выиграна. Он рассчитывал «через 14 дней или, самое большее, через четыре недели овладеть Москвой и Ленинградом». Весьма характерно, что в Финляндии была подготовлена специальная речь по финскому радио, которая должна быть произнесена уже после падения Ленинграда. В ней говорилось: «Пала впервые в своей истории некогда столь великолепная российская столица, находившаяся вблизи наших границ. Это известие, как и ожидалось, подняло дух каждого финна».

В выпущенных в ФРГ книгах приводятся многочисленные документы, подтверждающие уверенность командования группы армий «Север» в скором взятии Ленинграда. 8 июля фон Лееб подписал приказ по группе армий «Север». В нем говорилось, что попытки противника организовать новый фронт на старой русской границе не удалась. Фронт прорван. Группа армий «Север» продолжает наступление в направлении Ленинграда и овладевает им. 10 июля началось наступление обоих корпусов 4-й танковой группы. Было решено преодолеть расстояние от занимаемого ими района до Ленинграда примерно за 4 дня. Это был так называемый «рейд» около 300 км, потерпевший крушение. Как отмечал военный историк ФРГ генерал вермахта Б. Мюллер-Гильдебрант, противник перешел к упорной обороне, что основательно изменило не только положение воюющих сторон, но и соотношение сил. В конце июля, подчеркивают авторы многотомной истории «Германский рейх и Вторая мировая война», обнаружилось, что, как показали события, «хотя для группы армий («Север» – Прим. авт.) дальнейшее наступление еще возможно, но решительного поражения сил противника достичь нельзя».

Именно в это время, как отмечают немецкие историки, возникли и усилились разногласия о направлении наступления главными силами вермахта, что нашло отражение и в отдаваемых приказах, и в высказываниях Гитлера.

15 июля в дневнике начальника штаба Верховного командования вермахта генерала Ф. Гальдера записано, что «задача группы армий («Север» – Прим. авт.) пока(подчеркнуто – Прим. авт.) состоит не в овладении Ленинградом, а только в его блокировании», а 17 июля в высказываниях Гитлера впервые встречается термин «окружение». Но всего через три дня во время посещения 21 июля штаба группы армий «Север» он дает указания «возможно скорее овладеть Ленинградом и очистить от противника Финский залив». Он разъяснял генералам, что со взятием Ленинграда «дух славянского народа в результате тяжелого воздействия боев будет серьезно подорван, а с падением Ленинграда может наступить катастрофа».

Из дневника Ф. Гальдера от 23 июля 1941 года: «В настоящий момент Москва фюрера совершенно не интересует, а всё его внимание приковано к Ленинграду…»

23 июля 1941 года Гальдер отметил в дневнике: «18.00 – Доклад у фюрера… В настоящий момент Москва фюрера совершенно не интересует, а всё его внимание приковано к Ленинграду… Цель операции фюрер видел в уничтожении сил противника, что он считает возможным достигнуть еще до выхода в район Москвы».

30 июля в военном дневнике Гальдера записано: «Фюрер по-прежнему намерен повернуть крупные силы танковой группировки, действующей на фронте группы армий «Центр», на север, на Ленинград, чтобы быстро овладеть Ленинградским промышленным центром».

18 августа главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич представил Гитлеру меморандум, в котором обосновал неотложность задачи наступления на Москву. «Эффект был подобен взрыву», – приводит У. Ширер слова генерала Гальдера. Взбешенный Гитлер 21 августа издает директиву, в которой указывает, что важнейшей задачей до наступления зимы на севере, является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками. А 22 августа, то есть на другой день, он уточняет в письме военному руководству, что «завоевание Ленинграда…, также как и овладение индустриальными областями Украины, рассматривается как центральная часть войны».

Можно приводить еще многие свидетельства о том, что планы Гитлера в конце концов сводилась к неизменному желанию тем или иным путем овладеть Ленинградом.

Бои на подступах к Ленинграду в июле – августе 1941-го полны примеров героизма и мужества советских воинов. Большими потерями платили немцы за каждую пядь ленинградской земли

В конце августа было возобновлено немецкое наступление на Ленинград, которые не достигло поставленных целей в результате ожесточенного сопротивления советских войск. Бои на дальних и ближних подступах к Ленинграду в июле – августе 1941-го полны примеров массового героизма, мужества и отваги советских воинов. Большими потерями платили немецкие войска за каждую захваченную пядь ленинградской земли. 24 августа фон Лееб записал в журнале боевых действий: «Заметно, что дивизии потеряли свои лучшие силы». Действительно, только 18-я армия по немецким данным потеряла 2035 офицеров и 56700 солдат и унтер-офицеров, получив на пополнение всего 304 офицера и 25578 унтер-офицеров и солдат. Её личный состав уменьшился на 32853 человека. Сила же сопротивления наших войск непрерывно возрастала. Если до 10 июля среднесуточный темп продвижения вражеских соединений составлял 25 км, то позже он равнялся 5 км, а в августе упал до 2,2 км, и в сентябре до 1,25 км.

План «Барбаросса» трещал по всем швам. Перед немецким командованием маячила угроза зимней кампании, к которой вермахт был слабо подготовлен. Гитлер, как свидетельствуют воспоминания руководителей Третьего рейха из его окружения, панически опасался «зимы Наполеона». Фюрер, все более и более убеждаясь в недостижимости овладения Ленинградом, уступил нажиму командования сухопутных войск (ОКН) и приказал директивой № 35 от 6 сентября 1941 года начать подготовку наступления на Москву и ограничиться окружением Ленинграда. Группе армий «Север» было приказано передать группе армий «Центр» боевые подвижные соединения. Гитлер посчитал целесообразным овладеть городом путем осуществления варварского плана голодного изнурения (это уже иная тема).

Как видим, совершенно беспочвенным является утверждение о нежелании Гитлера овладеть Ленинградом и о его приказе не брать город.

Не лишним кажется привести высказывания гитлеровских генералов по этому поводу. «Бои вокруг Ленинграда продолжались с исключительной ожесточенностью. Немецкие войска дошли до южных предместий города, однако ввиду упорнейшего сопротивления оборонявшихся войск, усиленных фанатичными ленинградскими рабочими, ожидаемого успеха не было», – вот характерное признание одного из приближенных Гитлера генерала К. Типпельскирха. Видите, читатели, успех-то ожидался. Но он так и не был достигнут. Это далеко не единственное признание. 7 сентября 1941 года генерал Шмидт, командир 39-го механизированного корпуса докладывал фюреру, что «большевистское сопротивление своей яростью и ожесточенностью намного превзошло самые большие ожидания». Другой генерал вермахта – фон Бутлар – признал, что войскам 18-й армии не удалось (подчеркнуто –Прим. авт.) сломить сопротивление защитников города, с фантастичным упорством оборонявших каждый метр земли.

В этих признаниях больше правды, чем в высказываниях мифотворцев о нежелании Гитлера взять Ленинград. Одно уточнение: не фанатизмом объясняется самоотверженность советских людей, а их преданностью своей Родине, любовью к родному городу – Санкт-Петербургу, тогда – Ленинграду.

Что же касается утверждений некоторых участников событий, что якобы после взятия немецкими войсками города Пушкина на Пулковском шоссе не встречались никакие укрепления, никакие заслоны, то, пожалуй, достаточно привести один интересный документ – дневниковую запись фон Лееба от 14 сентября 1941 года: «Сегодня я побывал в расположении 4-й танковой группы. Там узнал от начальника штаба о том, что в отличие от предыдущих оценок о том, что между 41-м корпусом и Ленинградом противника почти нет, на самом деле Пулковские высоты представляют собой укрепленный район обороны, плотно занятый войсками противника». Его дополняет выписка из книги А. Бурова «Блокада день за днем». 19 сентября (!) 1941 года: «Дальнейшие попытки врага продвинуться к Ленинграду оказались безуспешными». Следовательно, немецкие войска не только не останавливались, но и предпринимали усилия, чтобы приблизится к городу.

Город Святого Петра оказался той скалой, о которой разбилась лавина немецкого нашествия

Значение этого дня недооценено. Впервые в истории Второй мировой войны немцы были остановлены и надолго, на два с лишним года. Город Святого Петра оказался той скалой, о которой разбилась лавина немецкого нашествия. Согласно церковному календарю в этот день празднуется Отдание Праздника Рождества Богородицы. Вспомним, что в самый день праздника Рождества Приснодевы святой князь Димитрий Донской разгромил на Куликовом поле войска Мамая, угрожавшего самому существованию русского народа. И в день Отдания у ворот Невской столицы, названной именем Первоверховного апостола, были остановлены самые страшные враги русского народа и русской государственности.

В памяти поколений навеки сохранится подвиг русских советских воинов и горожан, совершенный ими в боях за город Святого Петра. И никакие попытки, по какой бы причине они не предпринимались, не смогут умалить величие этого подвига.

Михаил Иванович Фролов, доктор исторических наук, профессор, ветеран Великой Отечественной войны.

Православие.ru


Опубликовано 26.09.2014 | Просмотров: 209 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter